Копейск : Верховный суд рассматривает в апелляционном порядке решение о вынесении жестких приговоров заключенным, протестовавшим против систематических пыток

Пресс-релиз

09.08.2019

7 августа 2019 года Верховный суд РФ приступил к рассмотрению по существу решения, вынесенного в отношении 17 участников громкого протеста, прошедшего в Копейской исправительной колонии (Челябинская область, Урал) в ноябре 2012 года в ответ на систематическую практику пыток. В апреле 2018 года обвиняемые были приговорены Челябинским областным судом к 3-5 годам лишения свободы за «массовые беспорядки». Рассмотрение апелляции дает судебным органам возможность исправить серьезные нарушения прав обвиняемых, которые наблюдались международной наблюдательной миссией в ходе судебного разбирательства в первой инстанции. Однако условия, при которых Верховный суд начал рассмотрение этого дела, уже вызывают сомнения.

7 августа 2019 года Верховный суд Российской Федерации начал рассмотрение апелляционной жалобы на решение Челябинского областного суда от 14 апреля 2018 года в отношении семнадцати участников акции протеста, потрясшей Копейскую колонию №6 (ИК-6) в 2012 году. Челябинский областной суд приговорил обвиняемых к срокам от 3 лет 6 месяцев (на испытательном сроке) до 5 лет. 24 и 25 ноября 2012 года заключенные поднялись на крыши этого учреждения, чтобы обратить внимание общественности на применяемые там пытки и вымогательства.

Верховный суд призван, в частности, решить вопрос о том, является ли акция неповиновения уголовным преступлением, состоящим в массовых беспорядках. Мирный характер акции был отмечен, в частности, членами миссии по установлению фактов Президентского совета по правам человека и Челябинской общественной комиссии по мониторингу. Суд должен также вынести решение о соразмерности приговоров, выносимых обвиняемым, в свете систематических пыток в колонии и неэффективности возможностей заключенных оспорить действия тюремной администрации на законных основаниях. Суд также рассматривает критику несправедливости судебного разбирательства в Челябинском областном суде, в частности, препятствия правам защиты и несбалансированность при оценке обвинений, особенно в отношении учета оправдательных доказательств.

Международная миссия, осуществлявшая наблюдение за судебным процессом в первой инстанции, обнаружила серьезные нарушения прав обвиняемых. Согласно докладу, это заключается, прежде всего, в осуждении обвиняемых, игнорирующем состояние необходимости соответствующих лиц, учитывая систематическую практику применения пыток. Заключенные не имели возможности отреагировать на жестокое обращение, кроме как предпринять коллективные действия в знак протеста. В этих обстоятельствах, их действия следует рассматривать как часть защиты свободы выражения мнений и мирных собраний.

С процедурной точки зрения, миссия пришла к выводу, что судебные процессы в первой инстанции не могут считаться справедливыми. Высокая сменяемость адвокатов, оплачиваемых системой юридической помощи, в связи с переводом обвиняемых в другой регион и чрезмерным затягиванием процедур, не позволила им получить надлежащую юридическую помощь, учитывая также исключительный объем материалов дела (130 томов). В целом, обвиняемые не смогли надлежащим образом проанализировать достоверность представленных обвинением доказательств.

В этом контексте Верховный суд несет ответственность за устранение нарушений основных прав, установленных на предыдущих этапах разбирательства. Однако возникают серьезные вопросы в отношении эффективности защиты прав обвиняемых и справедливости судебного разбирательства.

Во-первых, некоторые из обвиняемых, присутствующих на судебном разбирательстве с помощью системы видеоконференцсвязи, помещаются в клетки. Это унижающее достоинство обращение (Караченцев против России, № 23229/11, 17.04.2018), которое Верховный суд не должен допускать ни при каких обстоятельствах. Во-вторых, как представляется, у нескольких приступивших к работе адвокатов не было необходимого времени для изучения дела. Наконец, подтверждающие доказательства, полученные от адвокатов и правозащитников, указывают на то, что некоторым осужденным оказывают помощь адвокаты, назначенные в рамках системы юридической помощи, которые явно не знакомы с делом и пассивно защищают интересы своих клиентов.

Угроза быстрого и поверхностного рассмотрения этого дела вызывает большую озабоченность, учитывая в целом недостающее внимание российских судебных органов к случаям пыток.

В своем докладе о расследовании от 11 марта 2013 года Президентский совет по правам человека указал на то, что «массовые, систематические и грубые нарушения прав и законных интересов осужденных» имели место и пришел к выводу, что «совокупность указанных обстоятельств стала причиной того, что (…) обеспечение, восстановление и защита прав и законных интересов лиц, отбывающих наказание в ИК-6, оказалась невозможной. Это, в свою очередь, спровоцировало осужденных данного учреждения на акцию протеста, вызвавшую большой общественный резонанс (…) по всей стране.»

В июне 2014 года Комитет ООН против пыток задал вопрос российским властям о жестоком обращении с заключенными в ИК-6, невозможности посещения колонии Общественной наблюдательной комиссией во время событий и полной неэффективности механизмов подачи жалоб (CAT/C/RUS/QPR/6).

 

EPLN напоминает о том, что:

  • Справедливое судебное разбирательство подразумевает «обязательство предоставить каждой стороне разумную возможность представить свои аргументы, включая доказательства, в условиях, которые не ставят ее в крайне неблагоприятное положение по сравнению с противником» (ЕСПЧ, дело Ankerl против Швейцарии, 19/07/1994), и что судья «принимает во внимание качество доказательств, особенно если обстоятельства, при которых они были получены, поставлены под сомнение» (Лизика против Хорватия) (25/02/2010);
  • Одно только назначение адвоката, оказывающего бесплатную юридическую помощь, не обеспечивает эффективной помощи. Ответственность государства возникает тогда, когда адвокат просто бездействует от имени обвиняемого (Артико против Италии, 13/05/1980) или когда он не соблюдает важнейшее процессуальное требование, которое нельзя просто приравнять к неразумной линии защиты или к недостатку аргументов (Сезекалла против Португалии, 10/10/2002).

 

EPLN призывает:

  • Российские власти строго соблюдать требования справедливого судебного разбирательства в ходе рассмотрения апелляции и принять все меры для сохранения права обвиняемых на уважение их достоинства;
  • Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации направить на заседание представителя для наблюдения за процессом в ответ на просьбу организации «За Права Человека»;
  • Компетентные органы Совета Европы использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для защиты прав обвиняемых и убедить российские судебные органы провести необходимые расследования в отношении тогдашней ситуации в исправительной колонии № 6 Копейска.

Читать доклад международной миссия по наблюдению за судебным процессом в первой инстанции >> на английском

Более подробная информация о Копейских событиях, контексте протеста заключенных и судебном деле см. на сайте kopeyskjustice.info

 

Пресс контакт: Юг де Сюремен  + 33 6 60 42 50 04

Comments are closed.