COVID-19  в тюрьмах : Cовет Европы должен стать движущей политической силой в разрешении кризиса

Мнение

3 апреля 2020

Ввиду распространения COVID-19, тюрьмы континента находятся на грани пропасти. Компетентные европейские деятели, и прежде всего Комитет министров Совета Европы, должны срочно осознать надвигающуюся угрозу. Необходимо срочно принять политические меры, соответствующие уровню опасности. К тому же, речь идет не только о тех, кто живет или работает в тюрьме : 17 марта, Европейское региональное бюро ВОЗ предупредило что «риск стремительного ускорения распространения заболевания в тюрьмах и других местах содержания под стражей может усилить эпидемию, способствуя увеличению количества случаев заражения«. Инымим словами, «глобальные усилия по борьбе с распространением болезни COVID-19  могут потерпеть неудачу при отсутствии срочных мер инфекционного контроля в тюрьмах«.

На сегодняшний момент, с учетом национальных различий, становится очевидно, что эти меры отсутствуют. Более того, принятие данных мер будет возможно, лишь при условии значительного и быстрого сокращения количества лиц, находящихся в заключении. Администрации пенитенциарных учреждений призваны срочно ограничивать контакты между людьми, при этом в часто переполненных тюрьмах, выделять помещения для изоляции заключенных с симптомами, приобретать диагностические тесты и защитные средства, которые часто невозможно найти, определять протоколы вмешательства с гражданскими больницами, уже находящимися под напряжением, организовать сопровождение для обеспечения госпитализации и т.д.

Эта невыполнимая миссия еще более осложняется в накаленном контексте, связанным с приостановкой посещений и радикальным ограничением деятельности. Коллективные инциденты и даже мятежи уже вспыхнули в нескольких странах. Конкретно, пенитенциарным администрациям постоянно приходится самостоятельно выбирать между соблюдением требований общественного здравоохранения и поддержанием дисциплины. Очень часто, из-за отсутствия четких инструкций, по рефлексу, по инерция или из-за боязни дестабилизации, тюремная администрация прежде всего следит за соблюдением внутреннего порядка, способствуя своими мерами контроля и безопасности распространению вируса (обыски людей и камер, собрания для переклички, использование наручников …). В более широком смысле, даже с наилучшей волей, тюремные администрации не смогут принимать столь строгие меры изоляции в течение нескольких недель, не принимая при этом мер по снижению напряжения.

Везде, ввиду серьезности опасности, адвокаты, НКО и организации по предотвращению пыток призвали правительства сократить количество лиц, находящихся в заключении. Несколько стран действительно приняли меры в этом направлении, в частности, освободив осужденных, чьи сроки заключения подходили к концу. Но эти меры никак не способствовали снижению переполненности тюрем и не позволили сократить количество заключенных до уровня, позволяющего приспособить режим работы тюрем к данному санитарному кризису. В целом европейские власти находятся в ожидании, наблюдая за тем, что делают их соседи и откладывают любые действия, которые могут оказать значительное влияние. В этом контексте необходима сильная реакция  наднационального уровня, к чему и призвали 18 марта около пятидесяти НКО, активно действующих в европейских тюрьмах.

Конечно, за последние две недели международные организации приняли некоторые инициативы. ВОЗ опубликовала рекомендации по мерам предупреждения коронавирусного заболевания в местах лишения свободы, а ЮНЭЙДС напомнила об уроках, извлеченных в ходе борьбы с ВИЧ в тюрьме. Органы, ответственные за права человека, в свою очередь напомнили о неотъемлемом характере основополагающих  прав, которые должны быть гарантированы государствами в условиях нынешнего кризиса. Но необходимо чтобы наднациональный политический орган систематизировал ответы в уголовном плане в условиях кризиса.

Совет Европы стал основоположником общих правил в области прав человека на всем континенте; поэтому вполне естественно, что с его стороны ожидается принятие главных ориентиров для данной ситуации. Как организация сама справедливо заявляет, Совет Европы вот уже 30 лет играет ведущую роль в руководстве уголовной и пенитенциарной политикой. Рекомендации Комитета министров, в частности Европейские тюремные правила, руководят составлением законодательных актов по всей Европе. Во многих странах программы технического сотрудничества Организации определяют повседневное управление тюрьмами. Комитет министров, политическая составляющая механизма Европейской Конвенции по правам человека, контролирует исполнение решений Срасбургского суда. При этом значительное количество этих решений связаны с условиями содержания и медицинского обслуживания заключенных. В то время как национальные системы сталкиваются с разгаром кризиса, органы Совета Европы, и в частности Комитет министров — в настоящее время возглавляемый Грузией — и Генеральный секретарь, должны взять на себя роль референта и активно работать над тем, чтобы предпринять конкретные действия, ведущие к быстрому сокращению числа заключенных и осуществлению других рекомендуемых мер, в 47 государствах членов Совета Европы.. Кроме того, Европейский комитет по предупреждению пыток (ЕКПП), который отвечает, в частности, за соблюдение запрета на жестокое обращение, должен осуществлять свой контроль в местах заключения во время нынешнего кризиса. В сложившейся ситуации, бездействие со стороны Совета Европы рискует негативно отразиться на авторитете организации.

 

Саймон Крейтон, Вице-Председатель Сети по судебной защите прав заключенных  (EPLN)

Крассимир Канев, Директор Болгарского Комитета Хелсинки, Вице-Председатель EPLN

София Чюффолетти, президент организации L’Altro Diritto, член совета директоров EPLN

Данута Прживара, президент Совета Хельсинкского фонда по правам человека (HFHR)

Массимо Моратти, заместитель директора по исследованиям, Европейский офис, организация «Международная амнистия» (Amnesty International).

Расмус Грю Кристенсен, президент и генеральный директор, Dignity.

Филипе Маркес, президент организации «Европейские магистраты за демократию и свободы» (MEDEL)

Лор Бодрихайе-Жерар, старший юрист, Fair Trials

Анке ван Дам, директор AFEW International.

Кристиан Фераль-Шуль, председатель Национального совета адвокатских образований, Франция.

Ксавье Ван Гилс, президент бельгийских ассоциаций адвокатов,, говорящих на французском и немецком языках (Avocats.be)

Филипп де Боттон, президент организации «Врачи мира — Франция«.

Сесиль Марсель, директор организации «Observatoire International des Prisons – Section Française (OIP-SF).

Бенуа Дэвид, президент организации «Ban Public«.

Пепейн Герритс, исполнительный директор Нидерландского Хельсинкского комитета

Гуннар Экелёве-Слидал, директор политического департамента Норвежского Хельсинкского комитета

Евгений Захаров, директор Харьковской правозащитной группы (ХПГ), президент правления Украинского Хельсинкского союза по правам человека

Александр Павличенко, исполнительный директор Украинского Хельсинкского союза по правам человека

Валентин Ж. Агилар Виллуендас, генеральный координатор Андалузской ассоциации по правам человека

Наталья Таубина, директор Фонда Общественного Вердикта

Игорь Каляпин, Председатель Комитета против пыток

Оливия Венет, президент Лиги прав человека (LDH, Бельгия).

Comments are closed.